pandem 14

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » pandem 14 » Cyberpunk » body of a monkey and the feet of a cock


body of a monkey and the feet of a cock

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/kvUH3cl.gif
Simon Jones, Mr. Billigun, Douglas Peterson
15 jul. 2097, 101 miles southwest of Atlanta

Dragged from her home on the killing rock
Black dog dying on the weather vane
The Devil's in a cat and the baby's brain
The End — The End of The American

0

2

[nick]Mr. Billigun[/nick][status]word up![/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/88/90/31/37571.jpg[/icon][lz]<a href="http://pandem14.ru/viewtopic.php?id=108#p6909">Стэнли Биллиган, 53</a><br>Отставной вояка, ветеран мексиканской войны /2065-2073/, бывший владелец частного охранного агенства "Blackhawks", ныне мирный фермер.[/lz]

Мистер Биллиган стреляет по бутылкам.
Стекло разлетается от дроби зелеными осколками или течет беспомощной изломанной жестью, опрокидываясь за забор. Салли говорит, что это пустая трата боезопаса, но Салли слишком прагматичная, чтобы оценить такое развлечение, и пока мистер Биллиган щурится, перезаряжая двустволку, Кепочка трется рядом, закончив свой честный трудовой день.
Ждет, что ему тоже перепадет шмальнуть пару раз.
Хуй там плавал – мистер Биллиган продолжает вскидывать приклад к металлическому плечу и стрелять, разбивая зеленое подобие стекла раз за разом.
— Саймон! – орет Биллиган, провожая тощую фигуру прицелом, а после скидывая винтовку дулом в землю, — Сукин ты сын! – орет Стэн через добрую пару сотен шагов, — Какого хрена ты тут забыл?!.
И впрямь – удивительно.
Маленький Саймон идет по раздолбанной дороге на своих двоих.
Стэн щурится так, словно заходящее солнце слепит ему глаза, и смачно сплевывает в сторону.
Кепочка заглядывает сбоку по-щенячьи и пропадает из вида.
— Стремный ты ублюдок! – радостно вопит Биллиган и дает опасную, пьяную дробь в землю, взрывая комья грязи в десяти шагах от шагающего к нему Джонса.
Стэн знает соседнюю пустующую ферму.
И знал тех, кто жил здесь до того, как эти края опустели.
И того, кто бесстрашно идет навстречу щёлкнувшей двустволке – знает тоже.
Этот кто-то стрелял с ним по банкам, демонстрируя небывалую точность в свои сраные шестнадцать.
А почему бы и нет?..
«Постреляем по банкам, чертов Джонс?..» — Биллиган сплевывает себе под ноги так, словно жует табак, которого давно нет в этих краях, и поправляет лямку джинсового комбинезона.
Сопляк. Недомерок. Целься лучше, Джонс, не позорь отца.
Здесь такая жара, даже когда ранним утром серебрится снег на траве…
И мычат коровы в хлеву.
И шкварчит яичница с беконом, которую готовит ворчливая Салли, бряцая своей старомодной посудой, снятой с черных чугунных крючков.
— Давай, Саймон Джонс, шевели ногами!..
Глоток пива в наваливающихся сумерках, где толком не разглядеть, кто подходит, щекочет нёбо кислотой не добродившего сусла.
Но у мистера Биллигана и самого протезированная нога, чтобы прыгать по кочкам, как малолетке, навстречу Джонсу. По крайней мере, он был бы не прочь выпить с малышом-Саймоном кукурузного виски, раз Петерсон подевался куда-то абсолютно некстати…
Мычат коровы в закрытом хлеву и шелестит, разворачиваясь, металлическая сетка энергетического поля, укрывая посевы от истерично пищащего атмосферного датчика. Давление не в норме, но даже по надвигающемуся серому полотну, затягивающему небо, можно понять, что скоро будет дождь.
И на затылок давит так, что хочется закинуть пару бесполезных таблеток под язык…
Шагай быстрее, Саймон Джонс!
Думает Биллиган, давая залп в сторону по последней бутылке и передергивая затвор.
Над фермой Петерсонов в отдалении уже гудит сплошная стена опасной воды.

Кепочка жмется под раскидистым сухим дубом, под жестяным укрытием из пластика и гнутого проржавевшего металла, запахивая клетчатую рубашку на груди, подтягивает сбитые коленки к себе...
Ждет, когда дождь успокоится.
И слышит раскатистые выстрелы винтовки мистера Биллигана.
Стреляет…
По банкам.
Фотография Бэтти жжет пальцы.
Петерсон-младший поправляет бейсболку, натягивая ее ниже, на самые глаза, которые щиплет внезапная обида, и боль в груди, не дающая вздохнуть, кажется невыносимой, пока мистер Биллиган смеется раскатисто, так же свободно и громко, как ревет стена дождя, машет рукой незваному гостю и хромает обратно под веранду, где жарит яичницу с беконом ворчливая Салли.

0

3

При мысли о том, чтобы вернуться в родительский дом навсегда Саймона неизменно прошибает холодный пот и в животе на мгновение образуется пустота, будто все кишки затянуло моментально куда-то в черную дыру.
Лучше уж сразу дуло винтовки в рот и стекающие по стене белесые мозги вперемешку с розоватой кровью.
Не то чтобы он не любил место в котором вырос, но подобный исход был смерти равносилен. Это как расписаться в собственном лузерстве.
Где начал там и кончил. Из грязи в грязь. Сдался.

Майор запаса Саймон Джонс возвращается на малую родину чтобы провести остаток жизни стреляя по воронам из снайперской винтовки и напиваясь дешевым кислым пивом, пока печень не подаст рапорт об отставке.

В фермерском деле Сай ни черта не шарит, хоть отец и пытался с раннего детства запихать в белобрысую голову все необходимые премудрости — какой сорт кукурузы более живучий; как извести свекловичных долгоносиков; как сэкономить на удобрениях…
На целую энциклопедию хватит.
Но интереса в глазах малолетнего Джонса было не больше, чем у самого настоящего соломенного пугала в старой отцовской одежде и широкополой шляпе, что торчало в конце  табачного поля антуража ради, а не реальной пользы для.
То ли дело отцовское охотничье ружье, отдача которого опрокидывала на спину, и оставляла синяк на плече…

Отец умер много лет назад. Мать давно в доме престарелых (чтобы поместить её туда Саймон продал изрядную часть земли, оставив всего пару акров, на которых и стояло родовое гнездо). Табачного поля нет. Ничего нет.
Есть только ощущение непонятной привязанности, которое не даёт окончательно поставить точку в истории семьи фермеров Джонс.
И старый крепкий дом с латанной-перелатанной крышей.

В воздухе появляется тревожный запах азота, быстро наполняющийся кислым ароматом приближающегося дождя.
Но этой секунды хватает, чтобы представить на мгновение, что будет настоящая гроза. Чистая. Как бывало когда-то очень давно. И не надо было прятаться в дом, покрывать посевы защитным полем. И можно было запрокинуть голову и дать каплям воды попасть прямо в рот. Без страха, что потом пару дней будет болеть и резать желудок.

А сейчас Саймон ускоряет шаг, приближаясь всё быстрее к звукам, которые ни с чем никогда не спутает. А если прислушается получше, то даже скажет какая модель огнестрельного разрывает сейчас тишину полузаброшенных ферм.
Поворот.
Ещё десяток метров и земля впереди взрывается небольшим фонтаном комьев.
Мистер Биллиган орёт что-то с крыльца, заглушая собой гул надвигающегося ливня, наполненного раскатами грома и ядовито-зелеными молниями.
Джонсу хватает быстрого взгляда по силуэту собственного дома, чтобы понять, что тот невредим и даже стекла целы. Хотя со дня последнего визита прошло больше года.
А значит время терпит.
А вот стряпня миссис Биллиган терпеть не станет. Как и кукурузный виски, который Стэнли гонит и настаивает сам.
Призывные вопли старого фермера лишь укрепляют в правильности решения и Саймон поворачивает на дорожку, протоптанную к дому соседа.
Аромат жареного бекона всё сильнее, а желание выпить с мистером Биллиганом за встречу — всё крепче.
Дождь накрывает поле. Мигают в наступившей темноте огоньки по периметру защитных полей.
Саймон чувствует себя дома.
Жмет руку Стенли. Улыбается Салли.

— Дай сюда. Покажу как надо —  Джонс берет у ухмыляющегося Биллигана винтовку. Старый добрый Винчестер. Вечный как звездно-полосатый флаг.
Саймон щурится в прицел. Осматривает местность. Дуб. Парнишка под ним в кепке с канадским кленовым листом. Задерживает точку на козырьке. Но потом уводит ствол дальше. В поле. И жмёт на курок.

[nick]Simon Jones[/nick][status]one shot - one kill[/status][icon]https://imgur.com/PNvIam3.gif[/icon][lz]Simon Jones, 38. Наёмник. Бывший снайпер.[/lz]

+1

4

[nick]Mr. Billigun[/nick][status]word up![/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/88/90/31/37571.jpg[/icon][lz]<a href="http://pandem14.ru/viewtopic.php?id=108#p6909">Стэнли Биллиган, 53</a><br>Отставной вояка, ветеран мексиканской войны /2065-2073/, бывший владелец частного охранного агенства "Blackhawks", ныне мирный фермер.[/lz]

У древнего пугала, едва проглядывающегося в разом подступившей темноте, высвечивающей иллюзорный рельеф энергополотна, затянувшего тревожный шелест беззащитного поля, у этого едва различимого силуэта развалившегося поистрепавшегося пугала, торчащего вечно на соседней земле, словно ему все нипочем, как звездно-полосатому флагу – у этого
     пугала
          словно решившего задержаться в новом тысячелетии
        настырно
  и нагло
                        отлетает его вечная
                тыквенная
     пустая
          башка.

Б-б-а-а-а-ам!
Прощай, старина Джо.
Мистер Биллиган уже успел привыкнуть к этой нелепой фигуре на чужом заброшенном поле, приветствуя старину-Джо как родного под каждую утреннюю кружку обжигающего кофе.
А теперь – б-ба-а-ам!
Саймон Джонс показал, как надо.
Влет свернул башку старине Джо, который охранял чужое поле неисчислимое количество лет. Его право. Показал как надо. Стрелял малыш-Саймон на дальние дистанции всегда лучше, чем старик-Биллиган.
Короткий укол конкуретной ярости и азарта тухнет, уступая место какой-то затаенной гордости. Ведь это он впервые показал ему, как правильно держать охотничье ружье в руках. Как стрелять по банкам. А после по уродливым птицам, мало похожим на прежних ворон, которых становилось все меньше, меньше, меньше… и меньше… и… мень… ше…
- Петерсоны взбеленятся, как пить дать! И завтра же прикатят со счетом за свое поломанное пугало, Джонс! Вот устроил ты мне проблем! – хохочет Биллиган, потому что все это действительно смешно, и именно поэтому он хлопает Джонса по плечу, и тащит внутрь дома.
И судебный иск от нелюдимых Петерсонов, и тем более, что кто-то из них будет трястись за свое пугало или поймет, почему эта сгнившая башка разлетелась вдребезги над их сгнившими полями.
Дождь начинает шуметь так яростно и зло, что синеватое энергополе испуганно вздрагивает под ним, а комплексная система посылает тревожные сигналы об уровне ph и просит разрешения увеличить уровень защиты, прибавив оборота генераторам.
У Биллигана нет денег на чертовы лишние обороты, и он раздраженно скидывает все истеричные сигналы с браслета одним движением руки.
- Салли! У нас гость!..
Салли оборачивается резко, ее губы напряженно сжаты, пока она оценивает малыша-Саймона и того, кто, сохранив смутный его отпечаток, зашел в дом следом за Стэнли, уже не будучи малокососом, которому так просто надрать уши за лишние словечки и извечно-раздражающее, гнусавое и словно бы издевательское «мэ-э-э-э-эм»…
Мигает допотопная лампа под потолком над обеденным столом, да и вообще – во всем доме, потому что мистер Биллиган
      не хочет выходить из бюджета
                            и влезать в очередной
                      кредит, что бы увеличить
                 хреновы обороты
   в хреновых генераторах.

Б-б-а-а-а-ам!
Он не успевает.
Идти сейчас через сгнившие поля, где печальные листья кукурузы гнет к земле черная поганая гниль, и которые все еще режут острыми краями незащищенную кожу, под рычащими раскатами шумящей грозы настоящее самоубийство.
У Кепочки нет даже простейшего ph-приложения на чипе, да и телефон еле ловит связь, когда раскрываются неоново-синие купола защитной сетки над полями мистера Биллигана…
И идти сейчас через сгнившие поля.
Самоубийство.
Кепочка совсем не хочет проверять на своей шкуре, какой он.
Он не хочет проверять это на своей толстовке, которую носит не снимая уже год, хотя рукава стали коротковаты.
И на бейсболке, которая кажется особенно уязвимой к возможному действию этого внезапно нагрянувшего ливня.
Лучше он посидит тут, под деревом, которому повезло оказаться под защитой энергополя мистера Биллигана, который почему-то не выкорчевал изъеденный пень, еле цветущий зеленью у корней и совсем мертвый, не-живой, у верхушки.

кепочка помнит, что раньше было по-другому, и что зеленая крона шумела во всей мощи от порывов ветра, и… и-и-и, и... Но может он ошибается? может такого и не было никогда, а он все придумал, когда был сопляком, дармоедом, не способным ни на что, кроме как донашивать старые вещи не по размеру за старшими братьями

Б-б-а-а-а-ам!
Все еще звучит в ушах.
Кепочка щурится, не сразу замечая, что в этот раз разлетелась не очередная банка, а голова старины-джо, как называел его ни раз мистер Биллиган.
И хотя Петтерсоны совсем не следят за своими сгнившими полями, Дуглас слишком хорошо помнит, как, зло харкая под ноги вязкую табачную слюну, его старшие братья запрыгивали в мордатые машины, способные выломать любые ворота, передергивали затворы своего оружия с длинными стволами и ехали к тому, кто посмел тронуть сгнивший забор, робко опоясывающий их ферму.
Кепочка вздрагивает от воспоминаний, хотя его зрачки расширяются и вместе со страхом чего-то плохого изнутри под ребрами щекочет странным и непонятным предвкушением.
Он был там, когда они догнали того идиота, решившего приготовить костер из чужих досок, и наловившего в капканы кроликов на чужой земле.
Этот человек сам стал кроликом, который попался в силки.
Беспомощным.
Голым.
Полностью.
Кроликов положено освежевывать перед тем, как отправить на костер, как бы они ни пищали и не дергали лапами.

Но проблема в том, что мистер Биллиган и второй мистер, который слишком ловко стреляет из ружья, совсем не похожи на кроликов, которых будет так легко освежевать.
А Кепочка не знает, рад ли этому или не рад тому, что выстрел уничтожил дурацкую башку пугала, потому что если братья спросят – ему придется ответить о том, что он видел. Честно. Соврать не получится.
И он совсем не хочет, чтобы мистер Биллиган с миссис Тёрнер и этим заносчивым стрелком стали как те кролики.
Как тот парень.
Как все - те, кто...

+1


Вы здесь » pandem 14 » Cyberpunk » body of a monkey and the feet of a cock